Статьи

Анна Богачева: «Мы хотим поскорее стать взрослыми, а потом мечтаем вернуться в детство»

В начале февраля в Челябинском театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Учиться, учиться, учиться» по пьесе Анны Богачевой – молодой писательницы и драматурга, которая живет и работает в Нижнем Тагиле.

Анна Богачева - выпускница Екатеринбургского театрального института. Она является неоднократной победительницей драматургических конкурсов, таких как "Новый стиль - 2002", "Евразия - 2003", участницей фестиваля "Новая драма - 2003", лауреатом Всероссийского конкурса драматургов "Мы дети твои, Россия" (2004 год). Ее произведения публиковались в журналах "Современная драматургия", "Урал", "Кукумбер", а также в сборниках пьес уральских авторов "Метель" (1999 год.), "Репетиция" (2002 год), "Книга судеб" (2003 год), "Нулевой километр" (2004 год).

Пьеса «Учиться, учиться, учиться» - о современных подростках. Она замечательна оригинальным, парадоксальным сюжетом, и уже не впервые привлекла внимание режиссеров-постановщиков. Главная героиня пьесы – молодая женщина, которая в результате серьезного психологического потрясения не хочет больше взрослеть, вступать в мир «больших» проблем. Год за годом она остается старшеклассницей, переезжая из города в город, переходя из школы в школу. А потом она встречается с мужчиной, для которого много лет назад стала первой и единственной любовью.

Об этом необычном произведении, и в целом о творчестве Анны Богачевой с ней беседует корреспондент агентства «Урал-пресс-информ».


- Анна, как у вас возникла такая фантастическая идея пьесы? Сюжет - это реальная история? Есть ли у героев прототипы?

- Мой брат младше меня на пять лет. Я пришла к нему на выпускной вечер, тем более, сама в той же школе училась. И странное такое ощущение было. Действительно, многие его одноклассницы старше меня выглядели. Даже ревность с их стороны почувствовала какую-то, когда с одним из ребят танцевала. Ушла быстро, меня дома ждали мама и сын. Стала что-то такое думать, вот если бы снова в школу, туда, где никто меня не знает, туда, где нет проблем и ответственности... У меня тогда был очень трудный период в жизни, столько проблем свалилось разом. Хотелось убежать от них, спрятаться куда-нибудь. В реальности, конечно, я бы так не поступила, но хотя бы в собственных фантазиях… Странно так. Вначале мы хотим поскорее стать взрослыми, а потом мечтаем вернуться в детство.
А вскоре я по радио услышала, что в Америке женщину осудили за то, что она из штата в штат переезжала, из школы в школу, так и училась до 30-ти лет, а ее одноклассники очень удивились, когда это всё открылось. Ну, значит, не такой уж надуманный этот сюжет, решила я. И написала пьесу.


- Текст вашей пьесы имеет расхождения с действием спектакля, например, в спектакле намного больше действующих лиц. Вы редактировали текст, адаптировали к постановке в Челябинском ТЮЗе?

- Спасибо за этот вопрос. Обычно журналисты, подготавливая материал о премьере, редко находят время прочесть текст пьесы. В основном ваши коллеги, причем не только журналисты, но даже театральные критики, подходят к этому делу поверхностно и судят о работе драматурга, опираясь лишь на свои впечатления от просмотра спектакля. Вы заметили расхождения между моим текстом и постановкой. Естественно, меня это тревожит. Любой автор очень болезненно относится к такому вмешательству. Однако это происходит, и очень часто. Как на это реагировать – я не знаю. Очевидно, внесенные изменения зачем-то потребовались режиссеру. Насколько корректно и органично это было сделано, я смогу оценить, только побывав на спектакле.

Обычно я не переписываю пьесы под каждую конкретную постановку. Хотя режиссер челябинского спектакля Евгений Ланцов предлагал мне это сделать. Отказалась. То, что мной написано, я уже пережила, переболела этим, очень трудно, а иногда и невозможно возвращаться к произведению снова, вносить изменения. Конечно, через какое-то время мне становятся заметны несовершенства в тексте. Но надо идти дальше, я думаю.

Моя пьеса "Чемоданное настроение", например, идет в пяти театрах. Если бы я для каждой из этих постановок писала новую редакцию, от первоначального замысла сказки ничего бы уже не оставалось.

Однако именно к пьесе "Учиться" мне пришлось вернуться и значительно доработать сюжет. Дело в том, что по ней два года назад решили снимать фильм. Я переработала пьесу в киносценарий. Фильм, как мне сказал режиссер, выйдет в этом году. Я пока видела только пятиминутный фрагмент. Это мой первый опыт в кино, очень волнуюсь, не представляю, что получится в результате.


- Пьеса «Учиться, учиться, учиться» ставилась в Москве, и в любительском театре в Миассе. Вы видели эти постановки? Планируете ли вы посмотреть спектакль Челябинского ТЮЗа?

- На московской премьере я была. Про постановку в Миассе только читала в Интернете. Меня пригласили в Челябинский ТЮЗ в конце марта. Постараюсь приехать, интересно посмотреть, что получилось.


- Самая первая постановка вашей пьесы, в Москве, вызвала неоднозначную реакцию критиков, встречались и негативные рецензии. Общий смысл их сводится к тому, что современные подростки показаны в излишне черных красках.

- Рецензии были разные, помню, что обвиняли в том, что сюжет надуманный, нереальный. Насчет подростков, показанных в черных красках, не читала. Такое обвинение по отношению к моей пьесе звучит странно и нелепо. К тому времени в этом же «Центре Драматургии и Режиссуры Казанцева и Рощина» уже был поставлен «Пластилин» Василия Сигарева. Моя пьеса, по сравнению с этой, позитив и детский лепет на лужайке.


- Анна, вы больше известны, как автор произведений для детей и юношества. Это приоритетное направление в вашем творчестве?

- Нет, это не совсем так. Мне интересно что-то новое изобретать, то, чего раньше не писала. Написала пьесу про стариков, потом про подростков, в прозе себя пробовала, написала несколько сказок для детей. Недавно, кстати, книжка вышла в Петербурге, большая, красивая, с картинками, "Волшебный буфет" называется, там две моих сказочных повести "Летучая семейка" и "Дылда". И так мне приятно, что кто-то мои сказки своему ребенку перед сном читать будет. Это ж просто чудо. Для кукольного театра у меня есть пьеса. Есть два киносценария взрослых, и даже на телесериал заявка. В общем, я в поиске. Может быть, сказки у меня пока лучше получаются, раз их больше ставят и печатают.


- Какая судьба у ваших пьес, насколько часто их ставят? Как долго держатся в репертуаре театров спектакли по вашим пьесам?

- Первую мою сказку "Бамбуковый остров" поставили в Нижнетагильском драмтеатре, она там идет уже лет восемь, несколько актерских составов сменилось, а она до сих пор в репертуаре, любят ее дети. Мне рассказывали, что в Москве спектакль "Учиться, учиться, учиться" зрительским успехом пользуется, третий год идет. Там мою героиню - Наташу - сыграла Катя Федулова, а вскоре вышел фильм "Питер ФМ", с ней же в главной роли. Она стала очень известной, что, наверное, тоже популярности спектаклю прибавило. Пьесу-сказку "Чемоданное настроение" поставили пять театров. Так что, меня ставят, хотя мне иногда и кажется, что это не так.


- Расскажите, пожалуйста, о себе.

- Я родилась в Новосибирске в Новый год. Сейчас мне 32. Всю сознательную жизнь прожила в Нижнем Тагиле, родители приехали сюда по распределению после института связи. Мама и папа по образованию инженеры. Но отец инженером проработал недолго, он был творческим человеком, писал стихи, песни пел под гитару, играл в КВН, руководил даже собственным театром миниатюр, а последние годы своей жизни отдал детской эстраде. В 1994 году его не стало. У нас в Тагиле очень сильные детские эстрадные коллективы, Юрия Богачева до сих пор помнят, песни на его стихи до сих пор звучат.

У меня замечательная мама, она мой первый и очень строгий критик. Благодаря ей я смогла закончить театральный институт, поскольку на время сессий она оставалась с моим сыном, ему сейчас 12. Мой сын Рома серьезно болен и я практически постоянно должна быть с ним рядом. Справляться с этими сложностями мне тоже помогает мама. С мужем мы в разводе, на сегодняшний день у нас хорошие отношения, он живет в Москве. О своей личной жизни в настоящем времени говорить, мне кажется, не стоит. Скажу только, что сердце мое несвободно, и это совершенно замечательно.


- Анна, насколько мне известно, вы учились у драматурга, режиссера и педагога Николая Коляды. Как получилось, что вы попали именно к нему - случайность, или намеренное стремление? Насколько, по-вашему, ваши пьесы близки к «школе Коляды»?

- Да, я училась у Коляды и очень этим горжусь. Я не мечтала стать драматургом или даже писателем, так сложились обстоятельства. И у Коляды на семинаре оказалась случайно – прочитала объявление на стенке в фойе института, стало любопытно, пришла. Но правильно говорят, что ничего случайного в жизни нет.

Я представитель «школы Коляды». Чем она характерна? Наверное, есть какие-то вещи, которые Николай Владимирович постарался нам привить, но все ученики разные, непохожие. Конечно, в начале своего обучения никто не минует подражания своему учителю. Но потом этот этап проходит, у каждого вырабатывается собственный почерк. Наверное, главное, чему учит Николай Владимирович - это быть искренним, писать о том, что болит, любить своих героев.


- Кто для вас является образцом драматургического творчества, ориентиром? Ваши любимые авторы и пьесы?

- Мне сложно ответить на этот вопрос. Похоже, у меня нет образца, а ориентиры у нас вечные - Шекспир, Гоголь, Островский и все-все-все.

Назад