Пьесы

Добавлено: 12.01.2020

Размер: 136.5 KB

Скачать

Сонное царство

Анна Богачёва

 

 

Сказка в двух действиях.

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

СОЛДАТ АНДРЕЙ

ПЛОТНИК ГРИГОРИЙ, НА ВСЕ РУКИ МАСТЕР

ЦАРЬ  

ЦАРЕВНА  СОФЬЯ

МАТЬ СОЛДАТА

ВОЕВОДА

СТРАЖА

КИКИМОРА

БАБА ЯГА

КОТ БАЮН

 

Сцена 1.

Идет по дороге Солдат Андрей. Бодро шагает, и не беда, что на левую ногу прихрамывает. За спиной мешок дорожный. Позади годы службы тяжелой, походы и атаки. Эх! Да и молодость уже позади… А впереди… впереди  родная деревня показалась.

 

ПЕСНЯ СОЛДАТА.

Шел солдат домой, песню напевал,

Целых двадцать лет дома не бывал!

Денег не скопил, славы не добыл,

Целых двадцать лет родине служил!

 

Ать-два! Ать-два! Сторонушка родная!

Ать-два! Ать-два! Маманя дома ждет!

Ать-два! Ать-два! А что нога хромая –

Так то пустяк, до свадьбы заживет!

 

Воду и огонь на войне прошел,

А теперь домой, жив – и хорошо!

Видимо не зря говорит народ:

Смелого бойца пуля не берет!

 

СОЛДАТ. Эх! Хорошо в пути, если с песней идти! В нашей роте песня в почете. Ну, здравствуй, село родимое! Где птица ни летает, а свое гнездо знает. Милый двор, знакомое крылечко. Сколько раз ты мне во сне снилось. Вот и свиделись.

 

Солдат Андрей гладит рукой ставни, кланяется крыльцу, по-хозяйски осматривает двор.

 

СОЛДАТ. Шутка ли – двадцать лет меня по свету носило. Изгородь скособочилась, ставенка на одной петле болтается.  

 

Он заходит в избу.

 

СОЛДАТ. Вот оказия! Среди бела дня заснула старушка.

 

Он заглядывает в лицо спящей.

 

СОЛДАТ. Да ведь это маманя моя! Знай себе спит, прихрапывает и в ус не дует. А ну-ка, обрадую ее нежданным сюрпризом!

 

Солдат, вытянувшись в струнку и приложив руку к козырьку, громко приветствует Мать.

 

СОЛДАТ. Здравия желаю!

МАТЬ (садится на кровати, испуганно). А?! Кого надо?

СОЛДАТ. Али не признала?

МАТЬ (протирает глаза). Неужто Андрей?! Андрюнечка, сынок! Вернулся сыночек мой! Воротился сокол ясный! Дай обниму тебя!

СОЛДАТ. Говори громче, маманя! Пушки на войне грохотали, оглоушили сына твоего. Я теперича на ухо туговат.

МАТЬ (громко). Это не беда, сыночек! Главное – живой! Дай обниму тебя, Андрюня!

СОЛДАТ. Маманя!

 

Солдат обнимает сидящую на кровати Мать. Сам смахивает накатившую слезу.

 

МАТЬ. Вот радость мне! Вот утешение! Дождалась, дожила. Теперь и помирать можно!

 

Неожиданно Мать легла, закрыла глаза и заснула.

 

СОЛДАТ. Маманя? Эй? Ты чего это выдумала? Не время еще помирать! Мы с тобой вдвоем знаешь, как заживем! Двое – не один, маху не дадим! А коли повезет, обженюсь, как положено, заведу детишек. Будешь еще с внучками нянькаться.

 

Мать блаженно улыбается во сне.  Солдат поправляет ей одеяло.

 

МАТЬ (сквозь сон). Такой мне сон счастливый привиделся! Сынок с войны  вернулся! Век бы не просыпалась…

СОЛДАТ.   Эй! Маманя! Я тебе не во сне снюсь, а наяву, как есть, живой воротился.

МАТЬ (во сне). Сыночек!.. Андрюня…

СОЛДАТ. Ну, дела! От радости в сон сморило маманю. Ну, поспи, отдохни, родная.

 

Солдат снимает с плеча дорожный мешок. Сам садится на лавку, у лавки отваливается ножка. Солдат с грохотом падает.

От грохота Мать просыпается, садится на кровати.

 

СОЛДАТ  (поднимается). Прости, маманя, что разбудил. Лавка из-под меня рухнула!

МАТЬ. Без хозяйской заботы весь дом кувырком.

СОЛДАТ. Всё исправим, маманя, не горюй насчет мебели! Сколочу тебе лавку новую, крепкую, дубовую!

МАТЬ. Да ты ж мой золотой! Мне бы тебя попотчевать, угостить с дальней дороги, а я видишь – встать не могу.

СОЛДАТ. Чего? Говори громче, маманя!

МАТЬ. Встать не могу!

СОЛДАТ. Неужто хворь приключилась? Может, лекарство какое надобно? Ты только скажи, я раздобуду!

МАТЬ. Ну, что ты, милый! От здоровья не лечатся!

СОЛДАТ. А ежели ты здорова, почему среди бела дня с постели не встаешь?

МАТЬ. Жизнь такая пошла, сынок. Никто с постели не встает, все спят потихоньку. Тетка Агафья пошла воды набрать, стала ведро поднимать да и заснула, ведро-то ее перетянуло, она и утопла. Сосед Степан стал поленницу перекладывать, да и заснул, а верхнее-то полешечко хлоп его по голове и…

 

Мать заснула на полуслове. Солдат Андрей смотрит на нее, пытается ее разбудить, трясет за плечо.

 

СОЛДАТ. Маманя! Маманя? Что, говоришь, со Степаном сталось?

МАТЬ. С каким Степаном?

СОЛДАТ. С соседом нашим.

МАТЬ. А! Жив он. Только шишку на макушке набил вот такенную!

 

Солдат выглядывает в окно.

 

СОЛДАТ. А где же он?

МАТЬ. Известно где – дома лежит. Все село вповалку спит, не встает. У всех, как на подбор, глаза слипаются, все носами клюют.

СОЛДАТ. Носами клюют? Как это?

МАТЬ. Да вот эдак.

 

Мать показывает, как «клюют носом», когда клонит в сон, и тут же опять засыпает.

Солдат Андрей снова тормошит ее.

 

СОЛДАТ. Да как такое возможно? Вы же люди, не медведи, отчего же вы в спячку впали?

МАТЬ. Больше спишь – меньше грешишь. Навалилась дрёма – не ходи из дома. А коли пойдешь, да нечаянно заснешь, то и сгинешь зазря.

СОЛДАТ. Вы что? Теперь все время спать будете?

МАТЬ. Пришел сон из семи сёл, навалилась лень из семи деревень. Вот как народ говорит!

СОЛДАТ. А трудиться кто будет? Летний день год кормит!

МАТЬ. И рад бы народ поработать, да только спячка окаянная всех с ног свалила.

СОЛДАТ. Вы так весь урожай продрыхнете. А зимой как жить? Пироги на кустах не растут!

МАТЬ. Всё ты верно говоришь, сыночек. (Зевает. Смотрит на сына.) Ой, Андрюня! А тебя неужто в сон не клонит?

СОЛДАТ. Никак нет! Я солдат, и этим всё сказано!

МАТЬ. Ходят слухи, что напустили дрёму на нас, а кто напустил и за что нам такое наказание – про то неведомо. Все крестьяне спят, и коровы спят, и собаки, и те, не лают, и петухи не поют. Один ты у меня бодрый, как огурец на грядке.

СОЛДАТ. Солдатская закалка любую дрёму осилит. Знаешь, как в армии нас учили? Держи голову в холоде, брюхо в голоде, не знай докторов – так и будешь здоров!

 

Солдат смотрит на Мать, та опять заснула. Он вздыхает, чешет затылок. Подумав, берет дорожный мешок, целует Мать и выходит из дома.

 

СОЛДАТ. Давно я на свете живу, а такой напасти не видывал. Ниву убирать некому, колосья к земле клонятся. Огороды бурьяном да сорняком заросли. Земля заботу любит. Кто ж о ней позаботится, если все спать будут? Доложу я про эту беду царю-батюшке. Уж он размыслит, как дрёму прогнать, он научит, как сон пересилить.

 

Сцена 2.

 

Царские покои. На все руки мастер Григорий устанавливает для Царя и Царевны новый трон. Стучит молоточком, проверяет качество своей работы и напевает.

 

ПЕСНЯ МАСТЕРА.

Была бы смекалка, была бы охота,

Терпение, ловкость и точный расчет –

На славу удастся любая работа.

И дело твое, как по маслу пойдет.

 

Припев:

Если трудишься с душой,

То и выйдет хорошо!

Если действуешь с умом,

Всё работает само!

 

Чуть-чуть покумекать, умом пораскинуть,

Дознаться, дотумкать, понять, в чем секрет.

И станет под силу скалу передвинуть,

И можно сварганить любой драндулет!

 

Григорий кладет на сидения подушки, сверху расправляет  бархатные покрывала.

 

ГРИГОРИЙ (кричит в двери царской опочивальни). Пожалуйте, готово!

 

Полусонные мамки-няньки выводят полусонную Царевну.

 

ЦАРЕВНА (рассказывает мамкам-нянькам) …налетели тогда из-за моря тучи черные, заслонили собой красно солнышко. Вышел из лесу медведь, зарычал, заревел, вырвал с корнем сосну могучую, стал сосной по небу размахивать…

МАМКА (объясняет сон). Медведь во сне снится – стало быть, жених придет!

НЯНЬКА. Жених придёт к тебе свататься!

ЦАРЕВНА (вздыхает). Ох!... Вы дослушайте, а потом толкуйте. Разметал медведь все тучи по небу. Не осталось на небе ни облачка. Засияло вновь солнце ясное…

 

Полусонный Воевода выводит под руки полусонного Царя.

 

МАМКА. Солнце снится – любовь случится!

НЯНЬКА. Сон в руку! Вещий сон не обманет!

ЦАРЕВНА. Вы опять меня не дослушали! Обратился медведь ясным соколом… (вздыхает)

МАМКА. Ну?

НЯНЬКА. И? Дальше что?

ЦАРЕВНА (капризно). И на этом… мой сон… закончился!

 

Мамки-няньки качают головами.

 

ЦАРЕВНА. Чует сердце, непростой это сон был. А со значением!

ЦАРЬ (махнув рукой). Девичьи сны да бабьи сказки! Ты мне эти глупости брось.

ВОЕВОДА. Морочила морока, пророчила сорока. Хвали сон, когда сбудется.

ЦАРЬ (замечает новый трон) Ишь, ты! Смастерил уже?

ГРИГОРИЙ. Принимай работу, царь батюшка! Новый трон «два в одном»!

ЦАРЬ. Посторонись-ка, Воевода. Дай обнову испытать (усаживается).

ЦАРЕВНА. Спасибо тебе, Григорий, на все руки мастер! (Садится рядом с Царем.) Один ты работник у нас остался.

ГРИГОРИЙ. Рад стараться для вашего величия. Под правой рукой, царь батюшка, изволь рычажок нащупать.

ЦАРЬ. Рычажок, говоришь? Ну-ка, ну-ка…

 

Царь переключает рычажок, спинка трона опускается в положение «полулёжа».

 

ГРИГОРИЙ. Вот, царь батюшка, как навалится на тебя дрёма, ты рычажок – вжик! - дёргай и почивай сладко. А появится надобность решение принять на государственном уровне – ты рычажок – вжик! – обратно, и в сидячем положении царствуй. И у второго трона такое же устройство.

ЦАРЕВНА. Хорошо-то как! Вжик! (устраивается поудобнее)

МАМКА (напоминает шепотом). На новом месте!...

НЯНЬКА. На новом месте!

ЦАРЕВНА. Ох! Чуть не забыла! (кладет под голову расческу). На новом месте приснись жених невесте!

 

Царевна откидывает спинку своего трона и тут же засыпает.

 

ЦАРЬ. Спасибо, Григорий! Со старого трона я давеча уснул и – вжик! -  свалился, левый бок зашиб. Никакого удобства не было. За работу твою верную, Григорий на все руки мастер, награждаю тебя целым мешком зо…

 

Царь откидывается назад и засыпает. А воевода и мамки-няньки уж давно спят, головы к трону приклонив. Григорий глядит на них, вздыхает.

 

ГРИГОРИЙ. «Мешком зо» - вот спасибо, царь батюшка! Всякий раз ты мне мешки обещаешь, да после «зо» такой сон наваливается, что договорить невозможно.

 

Григорий собирается уходить. В дверях он сталкивается с Солдатом Андреем.

 

СОЛДАТ (ворчит). Стража спит, караульные дрыхнут без задних ног! Безобразие!

ГРИГОРИЙ. Беда с ними, что делать не знаю…

СОЛДАТ. Говори громче, мил человек. Я отставной солдат Андрей, пушкой оглоушенный, на ухо туговат!

ГРИГОРИЙ (громче). Беда, говорю, с караульными. Уж я им щепочки для глаз настругал, чтоб глаза не закрывались. Так приспособились, окаянные, с открытыми глазами спать. Всех дрёма проклятая одолела.

СОЛДАТ. А ты кто таков? Почему один не спишь?

ГРИГОРИЙ. Я Григорий на все руки мастер, не сплю, потому, как привычки такой с детства не имею.

СОЛДАТ. Это еще как понимать?

ГРИГОРИЙ. Сызмальства у меня голова беспокойная. Мысли, как вошки, кусают. Крутятся, вертятся, каждую обмозговать надо, а они друг дружку перегоняют – мне уснуть не дают. Всё я думаю, как бы чего приспособить, сколотить, примастрячить. Мудрю, кумекаю, а уж как придумаю, тут и подавно не до сна мне. Скорей инструмент в руки – и за работу.

СОЛДАТ. Это чего ж ты такое мастеришь, что и сон тебя не берет?

ГРИГОРИЙ. Да много разных штуковин. Про самоходный драндулет слыхал? Сама телега без лошади, куда захошь, едет.

СОЛДАТ (хохочет). Телега без лошади – во загнул! Ты, брат Григорий, небылицы выдумывать большой мастер.

ГРИГОРИЙ. Ты не веришь мне, что ли?

СОЛДАТ. Невозможно, чтоб телега без лошади, куда захошь, ездила!

ГРИГОРИЙ. На что спорим?

СОЛДАТ. Некогда мне, мил человек. Дело у меня серьезное. С царем потолковать надобно.

ГРИГОРИЙ. Спорим на щелбан! Ездит телега без лошади!

СОЛДАТ (смеется). Потешный ты парень, Григорий! Видать давно щелбанов не получал.

ГРИГОРИЙ. По рукам?

СОЛДАТ. Твоя взяла! По рукам!

 

Солдат и Григорий ударяют по рукам.

 

ГРИГОРИЙ. Зря смеешься, солдатик. Царь батюшка вон на троне почивает. Разбуди, потолкуйте, а я покамест свой драндулет сюда подгоню. Прокачу тебя с ветерком на телеге без лошади!

 

Григорий уходит.

 

СОЛДАТ.  А, что с тебя  взять! Веселый он парень - этот Григорий, да голова у него беспокойная. И с большим приветом.

 

Солдат подходит к трону, рассматривает спящих.

 

СОЛДАТ. Сон да дрёма чинов не разбирают. Одолели и грозного воеводу, и царя с царевной. До чего ж царевна пригожа! Брови дугой, уста алые, как маков цвет. Скинуть бы мне годков двадцать, я бы эх! Ох-ох-ох... (вздыхает) Однако другие теперь у меня заботы. Как же мне царя разбудить?

 

Солдат покашливает. Царь не просыпается.

 

СОЛДАТ (осторожно похлопывает царя по щеке). Ваше величество?!

 

Царь мычит во сне.

 

СОЛДАТ. Эх, была - не была!

 

Солдат щипает царя, царь вскрикивает и просыпается.

 

ЦАРЬ. Ой! Ой-ой-ой! Стража! Караул!

ВОЕВОДА (спросонок орет). Караул! Стража!

 

Мамки-няньки визжат, царевна напугана. Протирая глаза, вбегают стражники, хватают солдата.

 

СОЛДАТ. Царь батюшка! Не вели казнить, вели слово молвить!

ЦАРЬ. Как посмел ты, разбойник, самого царя за кожу щипать?  А ежели у меня синяк вскочит?

ВОЕВОДА. Ежели вскочит – отрубить голову паршивцу!

ЦАРЬ. Суров ты, воевода!

ВОЕВОДА. Я нашего государя никому в обиду не дам!

ЦАРЕВНА. Не горячись, батюшка. Выслушай солдата. (Ласково смотрит на Андрея.)

СОЛДАТ. Прости, государь. Я тебя нарочно ущипнул, чтобы дрёму прогнать!  

ЦАРЬ (в ярости). Кто ж так дрёму прогоняет?!

СОЛДАТ. Известно кто – солдаты. Бывало, стоишь на посту, и как дрёма подступит, знай, щипли себя, что есть силы – вмиг пробудишься.  

ЦАРЕВНА (щиплет себя за ушко). Ой! А ведь верно солдат говорит! А не ты ли, царь батюшка, обещал тому, кто средство от дрёмы отыщет, меня замуж отдать и полцарства в придачу?

ЦАРЬ (нехотя соглашается). Обещал, было дело…

ВОЕВОДА (перебивает). Негодное это средство от дрёмы, оно для здоровья вредное! Это пущай солдаты себе  почем зря кожу щиплют, им не привыкать. А у царской особы тело нежное, эдак на тебе, царь батюшка, живого места не останется!

ЦАРЬ. Прав Воевода. Не пристало царю такие мученья испытывать. За такое средство не отдам солдату в жены родную дочь!

СОЛДАТ. Прости, царь батюшка, я на ухо туговат. Никак в толк не возьму, причем тут твоя дочь?

ЦАРЬ (громче). Разве не знаешь? Тому, кто наше царство от сонной дрёмы избавит, отдам я царевну в жены и в придачу полца…

 

Царь откидывается на троне и засыпает. Засыпает и Воевода. А стража и мамки-няньки давно уж спят.

 

СОЛДАТ (чешет затылок). Полца? Какого такого полца?

 

Царевна борется со сном, засыпает, щипает себя за ушко, ойкает.

 

ЦАРЕВНА. Ой!  (просыпается) Слыхал, солдатик? 

 

СОЛДАТ. Громче говори, тогда услышу!

ЦАРЕВНА (громче). Прогонишь дрёму – свадьбу сыграем! Как зовут тебя?

СОЛДАТ. Андрей. А тебя?

ЦАРЕВНА. Софья. Можно Соней звать, ежели ласково.

СОЛДАТ. Да какой из меня жених, Соня? Сама погляди: ус седой, ухо контуженное и нога хромая. Разве такой тебе жених нужен?

ЦАРЕВНА. Не бывает храбрец без ран! Значит, сердце у тебя храброе!

СОЛДАТ. А у тебя сердце доброе и лицо пригожее. Неужто пойдешь за меня?

ЦАРЕВНА. Пойду, Андрей!

СОЛДАТ. Да я об такой жене даже мечтать не надеялся! Я для тебя, Соня, жизни не пожалею, и дрёму прогоню, и сон одолею!  

 

Солдат собирается уходить. Царевна вновь щипает себя, ойкает.

 

ЦАРЕВНА. Ой! Постой, Андрюня!  Вот, возьми на удачу! Да береги себя!

 

Царевна отдает Андрею платок. Засыпает.

 

СОЛДАТ. Не тревожься, Соня. Почивай сладко. Русский солдат в воде не тонет и в огне не горит! Прогоню сон да дрёму и вернусь за тобой, милая!

 

Андрей прячет платок за пазуху, выходит из дворца.

 

СЦЕНА 3.

Григорий на все руки мастер на самоходном драндулете подъезжает к воротам дворца, сигналит в клаксон.

 

СОЛДАТ. Тьфу ты – ну ты! Лапти гнуты! Это что за драндулет?!

ГРИГОРИЙ. Самоходный, как есть, драндулет, к твоим, солдат, услугам! Куда ехать изволите?

СОЛДАТ. Я думал, ты сказки сочиняешь…

ГРИГОРИЙ. Мне не поверил – так глазам своим поверь!

СОЛДАТ (садится рядом с Григорием). А ну-ка, ну-ка… Давай испытаем телегу твою диковинную.

 

Григорий с Солдатом делают круг на самоходном драндулете.

 

СОЛДАТ. Ишь, ты! Мать честная! Резво колеса крутятся! Весело самоходный драндулет катит!

ГРИГОРИЙ (кричит). А вот тебе от меня подарок для громкости разговора!

 

Григорий вручает Солдату что-то вроде рупора.

 

СОЛДАТ. Для чего мне эта штуковина?

 

Солдат прикладывает подарок к глазу, дудит в него, пытается найти применение.

 

ГРИГОРИЙ. Я для тебя, глухая тетеря, громкослух придумал. Приложи его узкой стороной к уху, а широкую на меня направь.

СОЛДАТ (выполняет). И чего?

ГРИГОРИЙ. И того! Как слышно меня?

СОЛДАТ. Ого-го! Хорошо слышно. (Далее во время разговоров Солдат прикладывает громкослух к уху.)

ГРИГОРИЙ. Так-то лучше! А теперь, говори, куда ехать, солдат Андрей! Я тебя, друг ты мой, с ветерком домчу!

СОЛДАТ. Тпру!

 

Солдат задумался. Григорий остановился.

 

СОЛДАТ. Обещал я царевне Софье сон и дрёму из нашего царства прогнать.

ГРИГОРИЙ. Охота тебе жениться на царевне?

СОЛДАТ. Женюсь, если невеста не передумает. Да ведь дело-то не в том. Одни мы с тобой не спящие остались. Стало быть, кроме нас, некому от беды народ избавить. Поможешь мне, друг Григорий?

ГРИГОРИЙ. Помогу, как не помочь? Надоела мне эта дрёма дремучая. Не жизнь, а сплошной тихий час. И хозяйству от этого сна большой урон делается.  

СОЛДАТ. Ты, вижу, парень-то башковитый. Как думаешь, с чего эта напасть на людей навалилась?

ГРИГОРИЙ. Читал я словари, буквари и другие учёные книги. И вот, что я тебе скажу, мил друг, Андрей: отчего навалилась дрёма и что с ней делать – это науке неизвестно!

СОЛДАТ. Бессильна наука? Стало быть, дело тут нечисто. А нечисть где водится?

ГРИГОРИЙ. Какая еще нечисть?

СОЛДАТ. Нечистая сила – от нее весь вред, не знаешь разве?

ГРИГОРИЙ. Да ты что, солдатик? В эту чепуху только дети малые, да старики неграмотные верят.

СОЛДАТ. Старики пожили, стало быть, побольше тебя, грамотея, знают.

ГРИГОРИЙ. Выдумки всё! Люди от безделья небывальщины насочиняли.

СОЛДАТ. На что спорим?

ГРИГОРИЙ. А! Чуть не позабыл! Должок за мной! Подставляй лоб, солдат Андрей! Ты мне уже один спор про драндулет проиграл.

СОЛДАТ. Признаю, ставь щелбан, выиграл ты. Только уж по-честному ставь, не жалей, чтоб до звону в голове.

ГРИГОРИЙ. Ну, как скажешь. Держись!

 

Григорий, поплевав на пальцы, щелкает солдата по лбу.

 

СОЛДАТ. Вот это от души! Вот это по-нашему! Ну, Григорий, спорим опять, что я тебе нечистую силу как есть предоставлю.

ГРИГОРИЙ. Спорим! Отчего ж не поспорить с хорошим человеком!

 

Ударяют по рукам.

 

СОЛДАТ. Только уж следующий щелчок за мной будет. Заводи драндулет, Григорий!

ГРИГОРИЙ. Куда ехать-то?

СОЛДАТ. Поедем, как полагается, куда глаза глядят. Или испугался?

ГРИГОРИЙ. Чего на свете нету, того и бояться смешно.  Поехали! (сигналит в клаксон, свистит)

 

Сцена 4.

Над болотом туман стелется, да птица кулик кричит жалостно, да как будто вздыхает кто-то. Скучно ему или грустно, или потерял чего, а найти не может…

Вдалеке слышится сигнал клаксона, голоса Солдата Андрея и мастера Григория.

 

ГОЛОС ГРИГОРИЯ. Тпру! Стоп, машина! Приехали!

ГОЛОС СОЛДАТА. Чего остановились?

ГОЛОС ГРИГОРИЯ. Дорога кончилась. Дальше болото, только пешей ногой идти.

ГОЛОС СОЛДАТА. Нам шагать не привыкать!

 

Голоса их становятся все ближе. Солдат и мастер выходят к болоту.

 

ГРИГОРИЙ. Тьфу! Что за местность пропащая! Кочки да ямки, пеньки да трясина!

СОЛДАТ. Не ворчи, друг Григорий! Знаешь, как наш командир говаривал? «Где олень пройдет, там и русский солдат пройдет! А где олень не пройдет…»

ГРИГОРИЙ. Ну?

СОЛДАТ (перепрыгивая с кочки на кочку). Там солдат всё равно пройдет!

ГРИГОРИЙ. Ишь, ты!

 

Кто-то, как эхо, повторяет за Григорием «Ишь, ты! Ишь, ты!».

 

ГРИГОРИЙ. Слыхал?

 

Голос снова повторяет: слыхал, слыхал…

 

СОЛДАТ. Ничего не слыхал! (Прислушивается через громкослух.)

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Не слыхал! Не слыхал!

ГРИГОРИЙ. Вот не думал, что на болоте эхо бывает.

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Бывает, бывает!

СОЛДАТ. Знаю, чьи это шутки!

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Шутки, шутки, прибаутки!

СОЛДАТ. Вылезай, тетенька, дело есть!

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Какая я тебе тетенька? У меня племянников сроду не было!

СОЛДАТ. Обиделась, что ли?

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Конечно, обидно для молодой девушки такое обращение!

ГРИГОРИЙ. С кем это ты разговариваешь?

СОЛДАТ. Тут Кикимора болотная проживает. Слыхал про такую?

ГРИГОРИЙ. Это которой на свете не бывает?

СОЛДАТ. Она самая!

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Кого это не бывает? Тебя, может?

СОЛДАТ. Выйди, покажись, какая ты есть молодица, красавица!

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Не выйду!

СОЛДАТ. Зачем вредничаешь?

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Не вредничаю, а стесняюсь.

ГРИГОРИЙ. Знать, и вправду она девица молодая, застенчивая.

 

Голос кокетливо хихикает.

 

СОЛДАТ. Разговор у нас к тебе серьезный.

ГОЛОС КИКИМОРЫ. А вы меня найдите, тогда и потолкуем!

СОЛДАТ (Григорию). Скучно ей в болоте одной сидеть, вот и выдумывает забавы себе.

ГРИГОРИЙ. В прятки играть решила.

СОЛДАТ. Ну! Твоя взяла, сыграем! Но только один кон!

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Считайте!

ГРИГОРИЙ. Что считать-то?

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Считалку считайте, олухи!

СОЛДАТ. Аты-баты шли солдаты!

                  Аты-баты на базар.

                  Аты-баты что купили?

                  Аты-баты самовар!

 

Тишина.

 

СОЛДАТ. Спряталась? Искать что ли?

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Угу!

СОЛДАТ. Ты, Григорий по правому флангу ищи, а я пойду слева. Как увидишь такую лохматую зелененькую тётю…

ГОЛОС КИКИМОРЫ. Девушку!

СОЛДАТ. Ну, да! Девушку! Хватай ее и волоки сюда!

 

Солдат и Григорий ищут Кикимору. Та хохочет, аукает, кукует то слева, то справа, то снизу, то сверху.  

 

ГРИГОРИЙ (вздыхает). Бестолковое это дело – с нечистью в прятки играть.

СОЛДАТ. Не мухлюй, хитрюга! Играй по правилам!

ГРИГОРИЙ. Эдак мы до ночи тут рыскать будем. Надо придумать что-нибудь.

СОЛДАТЬ. Думай, Григорий! Придумывай, у тебя голова большая.

ГРИГОРИЙ (кричит из зарослей камыша). Нашел! Нашел!

СОЛДАТ. Тащи сюда!

ГРИГОРИЙ. Она упирается!

 

Григорий  с трудом несет вырванную из земли болотную кочку. Солдат смотрит на него с удивлением. Григорий подмигивает. Солдат понимающе кивает.

 

ГРИГОРИЙ. Вот она! Как ты и сказывал – зеленая, лохматая! А какая тяжелая! Насилу дотащил!

СОЛДАТ. Ну, здравствуй, тетя! Наше тебе почтение!

ГРИГОРИЙ (гладит кочку). Вижу, девушка ты пригожая, скромная, не болтливая…

 

Кикимора не выдерживает, выскакивает из своего укрытия, хохочет так, что катается по земле.

 

КИКИМОРА. Ой, не могу! Во дают – с кочкой разговаривают! Ой, держите меня! Лопну сейчас от смеха! Ха-ха-ха! Да разве ж я на кочку похожа? Разве Кикимора такая?

ГРИГОРИЙ. А какая?

КИКИМОРА. А вот послушайте и узнаете!

 

ПЕСНЯ КИКИМОРЫ.

Там, где камыш качается,

Случается, встречается

Ни птица, ни животное –

Кикимора болотная!

         Живет она с подружками,

         Ужами да лягушками,

         Явление природное –

         Кикимора болотная!

Морошкою питается,

Запутать вас пытается

Смешная беззаботная –

Кикимора болотная!

         То хлюпает, то чавкает,

         То хрюкает, то гавкает

         Предание народное –

         Кикимора болотная!

СОЛДАТ. Ну, вот и нашли мы тебя!

КИКИМОРА. Сама я! Сама нашлась!

ГРИГОРИЙ. Это уж как тебе будет угодно.

СОЛДАТ. А только уговор дороже денег. Мы с тобой в прятки сыграли, теперь ты нас выслушай, да помоги, если умеешь.

КИКИМОРА. Ну, чего там у вас?

СОЛДАТ. Заснуло сном беспробудным все царство-государство. И дети, и взрослые, и собаки, и коровы, и даже мухи не летают – все спят.

КИКИМОРА. Ну, теперь понятно.

ГРИГОРИЙ. Да что тебе понятно-то?

КИКИМОРА. Понятно, почему на болото ко мне за ягодой никто не приходит. Клюква киснет, морошка осыпается. А главное – в прятки играть не с кем! (вздыхает).

СОЛДАТ. Стало быть, и тебе от этой напасти несладко приходится.

КИКИМОРА. Скучно, солдатик, грустно, касатик. То ли дело раньше. Придут девки по ягоды, прибегут ребятишки за грибами. Смеются, аукают, а я им отвечаю. Ау – ау! А теперь сижу тут одна-одинешенька. Ни гостей, ни посетителей.  (Всхлипывает.)

СОЛДАТ. Ты нам вот что скажи: откуда беда пришла? Кто мог дрёму на людей напустить?

КИКИМОРА. Некому, солдатик, некому, касатик. (Думает, чешет голову.) Разве только одному Коту Баюну под силу чародейство такое…

ГРИГОРИЙ. Это еще что за зверь?

КИКИМОРА. Он Бабе Яге служит. Такой учёный котище!

СОЛДАТ. Слыхал? Ученый! Такой же, как ты, наверное, грамотей!

КИКИМОРА. Идет направо песнь заводит, налево – сказку говорит.

ГРИГОРИЙ. А, этот, я про него в книге читал. Хорошая книга была. С картинками!

СОЛДАТ. Рассказывай, где Баба Яга живет?

КИКИМОРА. Ежели в обход через лесную чащу идти, то дня через три доберетесь. Есть еще одна дорожка, короткая, напрямик через болото. Вон те заросли камышей пройдете и на курьих ножках избушку увидите.

ГРИГОРИЙ. Да ведь тут трясина, затянет и поминай, как звали.

КИКИМОРА. Хорошие вы парни, помогу вам, чего уж. Твердую дорожку вам выстелю, так пройдете, что и ноги не промочите.

 

Кикимора свистит, через болото сам собой расстилается соломенный половичок.

 

СОЛДАТ. Спасибо тебе, Кикимора!

ГРИГОРИЙ. Спасибо, хозяйка болотная!

КИКИМОРА (машет рукой им вслед). Приходите еще! В прятки будем играть и клюкву лопать!

 

Солдат Андрей и Григорий на все руки мастер переходят через болото.

 

 ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

 

Сцена 1.

На лесной опушке стоит избушка на курьих ножках. Появляются Солдат Андрей и мастер Григорий.

 

СОЛДАТ. Ну, и что твоя наука на всё это скажет?

ГРИГОРИЙ. Наука скажет, что пора мне лоб подставлять, отдавай должок обратно!

СОЛДАТ. Получай, учёная голова!

 

Солдат звонко щелкает Григория по лбу.

 

ГРИГОРИЙ. Душевно засветил, по-солдатски…

СОЛДАТ. Мне для тебя, друг Григорий, ничего не жалко!

ГРИГОРИЙ. Гляди, вот она избушка, в которой Баба Яга водится!

СОЛДАТ. Сейчас мы ее развернем. Тут главное – скомандовать по всей форме (обращается к избушке.) Избушка, избушка, ать-два, встань к лесу задом, а ко мне передом!

 

Избушка поворачивается.

 

ГРИГОРИЙ. Любопытное устройство… так-так…

 

Он внимательно изучает курьи ножки, постукивает по ним, заглядывает под избушку.

 

СОЛДАТ. Выходи, Баба Яга, разговор есть!

 

На окошке задергивается занавеска.

 

СОЛДАТ. Ты чего это, старая кочерыжка, прячешься?

БАБА ЯГА (высовывается в окно). Тьфу на вас!

СОЛДАТ. Ах ты, пакостница! А ну, выходи, кому говорят! Выходи, а то хуже будет!

БАБА ЯГА (причитает). Да куда уж хуже, милок!? Хуже уж некуда! И-и-и!

ГРИГОРИЙ. Запричитала, старая бестия! На жалость берет.

СОЛДАТ. Чего скулишь?

БАБА ЯГА. Бедную больную старушку всякий обидеть может!

ГРИГОРИЙ. Это ты-то бедная больная?

БАБА ЯГА. Да вы поглядите на меня! (Выходит из избушки). Нога костяная скрипит, спина не разгибается, а насморк такой, что нос до земли дорос! Апчхи!

ГРИГОРИЙ. Заболела – так лечись!

БАБА ЯГА. Я бы полечилась, да лекарь мой пропал. Задравши хвост, убежал.

ГРИГОРИЙ. Не врет старуха, и впрямь разболелась. Слыхал, околесицу какую несет? Лекарь у нее был с хвостом. Это по-научному «бред» называется.

БАБА ЯГА. Да, лекарь! Да, с хвостом! Это по-научному Кот Баюн называется! Покамест он у меня жил, я ни хворей, ни болезней не знала. Такой важный был зверь. Такой для здоровья полезный!..

СОЛДАТ. Полезный? Съела ты его, что ли?

БАБА ЯГА. Тьфу на вас! Я котов не ем. Я своего Баюшечку любила. Чистым маслицем кормила. Жили мы с ним душа в душу. Вот под этим дубом на цепи золотой гулял мой котик. Пришла беда, откуда не ждали! Мышка, чтоб ей пусто было, бежала, хвостиком махнула…

ГРИГОРИЙ. Ну?

БАБА ЯГА. А он забыл, что ученый, за ней погнался и с цепи сорвался.

СОЛДАТ. Догнал?

БАБА ЯГА. Кого?

СОЛДАТ. Мышку.

БАБА ЯГА. Догнал, наверно. А может, и не догнал. Это мне без разницы. На мышку мне – тьфу! Плевать вообще!

ГРИГОРИЙ. Невоспитанная ты баба, Яга. Плюешься много.

СОЛДАТ. А как это вышло, что всех людей и зверей сон одолел?

БАБА ЯГА. Баюн, как с цепи сорвался, одичал сразу, удрал в глухую чащу, залез на железный столб и замурлыкал. Так на сотню верст дрему и нагнал. Всякий, кто его мурканье слышит, засыпает.

ГРИГОРИЙ (Солдату). Верно говорят, что нет худа без добра. Не зря тебя, Андрюха, на войне оглушило. Ты мурканье Баюна не слышал, оттого и не заснул.

СОЛДАТ. Вот уж не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

ГРИГОРИЙ. Надо нам этого кота поймать.

БАБА ЯГА. Надо, надо, касатики! Вы его изловите и мне верните, я его на цепь посажу, а вас, добрых молодцев, награжу, не обижу!

ГРИГОРИЙ. Не надо нам ничего, лишь бы сон да дрёму прогнать.

БАБА ЯГА. А ты не отказывайся. Не отпирайся. Я от души говорю.

СОЛДАТ. А чего ж ты сама его не поймаешь?

БАБА ЯГА. Сколько уж я дней живу без сна, без отдыху. Сил нету, милый. Нога не гнется, спина скрипит… Не в моем возрасте по лесу за котом гоняться. Дам я вам два железных колпака. Как станете близко к Баюну подходить – на головы их надевайте.

ГРИГОРИЙ.  Это еще зачем?

БАБА ЯГА. Возле того места, где кот сидит, такое мурканье громкое, что всякого человека с ног валит. И глухой заснет, и бессонный задрыхнет. Вы уж берегитесь, не вздумайте спать, не то не проснетесь!

ГРИГОРИЙ (примеряет колпак, стучит по нему). Хорошая шапка, ничего не слыхать. Спасибо, бабуся!

БАБА ЯГА. Вот вам еще, касатики, масла кусок. Как слезет Баюн со столба, вы его этим маслицем покормите, он вмиг усмирится и обратно ученым станет.  

ГРИГОРИЙ. Чего? Громче говори!

СОЛДАТ. Дай сюда колпак. Чего нарядился раньше времени.

БАБА ЯГА. Вот еще клубок путеводный. Он вам дорогу укажет.

ГРИГОРИЙ. Погоди, Солдат Андрей, придержи клубочек. Надо нам одну штуковину сварганить, прежде, чем за котом отправляться... 

 

СЦЕНА 2.

Солдат и Григорий идут по лесу. Мастер тащит в руках большую деревянную клетку. Смеркается.

 

СОЛДАТ. И на что нам эта конура?

ГРИГОРИЙ. Когда мыша поймать хотят, мышеловку ставят. А чтобы кота изловить, котоловка нужна. Баюна сюда посадим. Чего непонятного?

СОЛДАТ (зевает). Идем, идем, и конца не видно…

ГРИГОРИЙ (трет глаза). Кажется, у меня глаза слипаются. Отродясь такого не было.

СОЛДАТ.  Ноги еле шагают.

 

Они двигаются все медленнее, Григорий роняет котоловку, опускается на землю. Солдат Андрей борется со сном, трясет головой, щипает себя. Надевает железный колпак.

 

ГРИГОРИЙ (сквозь сон). Привал устроим…

СОЛДАТ. Нельзя сейчас спать! Забыл, что Баба Яга сказала? Плохой этот сон, беспробудный.

 

Солдат надевает колпак на Григория. Григорий тут же просыпается.  

 

СОЛДАТ. Где же этот Баюн окаянный?  Должно быть близко уже.

 

В темноте, в вышине загорается два зеленых глаза. На железном столбе сидит и мурлыкает кот Баюн.

Солдат и Григорий смотрят на него.

 

СОЛДАТ. Кик-кис! Иди сюда, мы тебе маслица принесли!

 

Кот шипит.

 

Григорий устанавливает котоловку, кладет в нее кусок масла.

 

ГРИГОРИЙ. Высоко забрался. Как же его вниз спуститься заставить…

СОЛДАТ (достает из-за пазухи платок царевны, целует его). Сонюшка, царевна, хоть ты мне подскажи, как кота вниз сманить?

 

Солдат смотрит на платок. Хлопает себя по лбу.

 

СОЛДАТ. Ну-ка, ну-ка…

 

Он достает из дорожного мешка веревку, привязывает к одному ее концу платочек. Получается известная игрушка для кошек.

 

СОЛДАТ. Говорят, ты до мышек большой охотник. Может, побегаешь и за нашей игрушкой?

 

Солдат тянет платочек на веревке. Кот с визгом спрыгивает со столба и в следующий миг оказывается в котоловке.

 

ГРИГОРИЙ (захлопывая котоловку). Попался, голубчик! Ну, ну, не злись! Поешь лучше маслица.

Кот съедает масло и сворачивается клубком. Солдат и Григорий снимают железные колпаки.

 

СОЛДАТ. Гляди-ка, Григорий. Котишка-то поел масла и успокоился.

ГРИГОРИЙ. Ловко ты с платочком придумал! Я, когда маленьким был, тоже так с кошкой Муркой играл.

СОЛДАТ.  А платочек-то непростой! Его мне царевна Софья на удачу подарила.

ГРИГОРИЙ. Ну, будет тебе удача, как во дворец вернешься. Полцарства царь обещал тому, кто сон и дрёму прогонит, еще и царевну в жены.

 

Идут обратно к Яге, несут в котоловке Баюна.

 

СОЛДАТ. На что мне полцарства! У меня свой огород – непаханое поле. Давай всё по-честному поделим. Полцарства тебе, а царевну мне!

ГРИГОРИЙ. А я согласен! Жена мне пока без надобности. Молод я еще для семейной жизни. А вот в полцарстве своем я такие порядки наведу – лучше, чем в загранице заживем!

СОЛДАТ. Чего это ты выдумал? Рассказывай!

ГРИГОРИЙ. Всё устрою по науке. Грамоте народ обучу, дороги ровные сделаю. Чтобы люди на самоходных драндулетах друг к другу в гости катались!..

 

Сцена 3.

Солдат Андрей и Григорий возвращают кота Бабе Яге.

 

БАБА ЯГА (выходит им навстречу их избушки). Быстро вы обернулись, касатики!

 

Яга берет на руки кота, гладит его.

 

СОЛДАТ. Вот он твой кот. Ты уж наперёд покрепче его привязывай!

БАБА ЯГА. Похудел, Баюшечка, отощал, котеночек!

ГРИГОРИЙ. Ничего себе – котеночек! Да мы его еле вдвоем донесли!

БАБА ЯГА. Ай, спасибо вам, добры молодцы! Устали? Умаялись? А я уже баньку протопила! В бане помылся – заново родился!

СОЛДАТ. А может, и впрямь помыться с дороги?

БАБА ЯГА. Непременно надо попариться! К царю ведь идете. При полном параде надо явиться.

ГРИГОРИЙ. Ну, что ж, в который день паришься, в тот день не старишься.

БАБА ЯГА. Вот вам березовый веник.

СОЛДАТ. В бане веник дороже денег!

 

Солдат Андрей и Григорий уходят в баню. Баба Яга сажает кота Баюна на цепь.

БАБА ЯГА. Ах, ты шалун, озорник! Всё бы тебе за мышами бегать, да сон на людей напускать. Молчишь? Совестно стало? Такой ученый кот и так опростоволосился!

 

Кот мяукает.

 

БАБА ЯГА. Ну, ладно, ладно. Соскучилась я без твоих песен и сказок. Ступай-ка теперь направо. Очень песню послушать охота!

 

КОТ (идет направо, начинает петь).

 

Вы, коты, коты, коты,

У вас серые хвосты.

Вы, коты, коты, коты.

Принесите дремоты.

Котя, котенька-коток,

Котя серенький хвосток.

Приди, котя, ночевать,

Нашу деточку качать.

А уж я тебе, коту,

За работу заплачу:

Дам кувшин молока.

Да кусок пирога.

 

Баба Яга засыпает, обняв кота.

 

Из бани выходят Солдат Андрей и мастер Григорий.

 

ГРИГОРИЙ. Эх, хорошо-то как!

СОЛДАТ. Не то слово хорошо – отлично! Да я просто другим человеком стал!

ГРИГОРИЙ. Ой! А чего это с тобой? Как это вышло-то?

СОЛДАТ (смеется). Ты чего на меня так уставился?

ГРИГОРИЙ. Были у тебя усы седые, а теперь порыжели! Глянь! И нога не хромает больше!

СОЛДАТ. Ать-два! Как новенькая стала!

ГРИГОРИЙ. И тугоухость прошла?

СОЛДАТ. Прошла, как не бывало!

ГРИГОРИЙ. Ай, да банька у Яги! Ай да парок! Ай да веничек!

СОЛДАТ. Получается, я теперь жених хоть куда!

ГРИГОРИЙ. Да такому бравому солдату и к царевне посвататься не зазорно!

СОЛДАТ. Вот спасибо тебе, бабушка Яга, за такой подарок!

 

Кланяются спящей Яге и уходят.

 

СЦЕНА 5.

В царском дворце все еще спят. Один только воевода мается, ворочается, комар над ним жужжит, спать ему мешает.

Воевода отмахивается от комара, хлопает себя по щеке и просыпается. Потягивается, смотрит по сторонам, видит, что и мамки-няньки начинают просыпаться, и Царь вот-вот пробудится…

 

Воевода достает мел, чертит на полу линию посреди пола, а потом громко свистит на весь дворец. Проснулись мамки-няньки, Царь подскочил с трона и Царевна один глаз приоткрыла.

 

ЦАРЬ (спросонок испуганно). Не свисти! Денег не будет!

ВОЕВОДА. Это мы еще поглядим. Поднимайся, царь батюшка. У меня для тебя две новости. Одна хорошая…

ЦАРЬ. А вторая?

ВОЕВОДА. А вторая очень хорошая!

ЦАРЬ. Ну, раз так, докладывай, Воевода!

ВОЕВОДА. Я сон и дрёму прогнал! Хорошо это?

ЦАРЬ. Пожалуй, хорошо.

ВОЕВОДА. Мне за это полагается полцарства и Царевна Софья в жены!

 

Царевна морщится.

 

ЦАРЬ. Какой ты скорый! Погоди, спит еще Царевна, почивает, десятый сон видит.

ВОЕВОДА. А чего ждать? Вот на полу черта – полцарства я себе уже отделил. За этой чертой – мои владения!

ЦАРЬ. Это как же это?

ВОЕВОДА. Всё по справедливости! И еще, царь батюшка, мне за подвиг мой геройский орден вручить надо.

ЦАРЬ. Орден?

ВОЕВОДА. Да ты не изволь беспокоиться. Уж я себя сам награжу.

 

Воевода достает из кармана орден и со всем возможными почестями себе его вручает. Царь и мамки-няньки тем временем пытаются разбудить Царевну.

 

ЦАРЬ. Просыпайся, дочка! Замуж пора!

МАМКА. Просыпайся, краса ненаглядная! Ждет тебя жених – старая борода!

НЯНЬКА. Да, не об таком мы орле мечтали для Сонюшки нашей…

 

Царь вздыхает, качает головой. Царевна крепко зажмуривается, натягивает на голову одеяло.

 

ВОЕВОДА. Цыц! Молчать всем! Это кому тут жених не нравится? Кто недоволен? Я и благороден, и орденом награжден, и умен, и статен, и фигурой внушителен! Лучше меня во всем царстве жениха не найти!

ЦАРЬ. Так уж и не найти?

 

Входят Солдат Андрей и Григорий на все руки мастер.

 

МАМКА. Какой солдатик бравый пришел! Совсем молодой стал, пригоженький!

НЯНЬКА. И Григорий на все руки мастер с ним воротился!

ВОЕВОДА. Цыц! Раскудахтались, глупые бабы! (Солдату.) Чего надо? Чего вы тут ходите, мое полцарства топчете?!

СОЛДАТ. Я к царю батюшке за невестой пришел. Говори, сват Григорий!

ГРИГОРИЙ. У вас товар, у нас купец! Мы с солдатом приказ твой выполнили, сон и дрёму прогнали!

ЦАРЬ. А Воевода говорит, что это он сделал…

ВОЕВОДА. Не слушай этих врунов! Я геройским свистом  всех от дрёмы спас! Эй, стража! Арестовать самозванцев!

 

Стража арестовывает Солдата Андрея и Григория.

 

ВОЕВОДА. Отдавай мне царевну!

СОЛДАТ (кричит). Не верь Воеводе, царь! Не любит он Царевну и тебя обманывает!

ЦАРЬ (снимает корону, чешет лысину). Кому верить? Кого выбрать? За кого дочь родную отдать?..

 

Мамки-няньки шепчут что-то на ухо Царю.

 

ЦАРЬ. Да! Вот как поступим! Кто Царевну Соню разбудит, тот ей и жених!

 

Воевода тут же подскакивает к Царевне, будит ее, трясет. Царевна не просыпается.

 

ВОЕВОДА (кричит). Просыпайся, Соня-засоня! Вставай, жена моя будущая! Открой глаза, а то счастье свое проспишь!

ЦАРЬ. Ну, что?

ВОЕВОДА. Спит, засоня, хоть из пушек пали! Постой, Царь батюшка! Дозволь еще попытку!

ЦАРЬ. А не много ли?

ВОЕВОДА. В самый раз будет! Эй, стража! Везите сюда самую большую пушку!

ЦАРЬ. Ты чего это выдумал?

 

Стража привозит пушку.

ВОЕВОДА (приказывает). Пушку заря-жай! Вверх стре-ляй!

 

Солдаты выполняют приказ, пушка не стреляет.

 

ВОЕВОДА. Видать, заржавела пушечка… Сейчас я ее…

 

Он заглядывает в дуло. В это время раздается громкий хлопок, из пушки валит дым. Оглушенный Воевода падает на пол. Сидит на полу, испуганно вертит головой.

 

ЦАРЬ. Чего это с ним?

СОЛДАТ. Пушкой оглоушило бедолагу. Пришел теперь и его черед глухой тетерей ходить.

 

Мамки-няньки смеются.

 

ВОЕВОДА. Чего? А? Чего говорите-то? Не слышу!

СОЛДАТ. Царь батюшка! Дозволь мне Царевну разбудить!

ЦАРЬ. Буди! Только уж без всякой стрельбы чтоб!

СОЛДАТ (подходит к Царевне). С добрым утром, Сонюшка!

 

Он целует ее, Царевна в ответ обнимает его и радостно просыпается.

 

ГРИГОРИЙ. Ну, дальше, как водится, честным пирком да за свадебку!

ЦАРЕВНА. Доспалась, ой, дождалась я тебя, Андрюня! Всё как во сне счастливом исполнилось!

 

Мамки-няньки надевают на Царевну фату. Стража утаскивает пушку.

 

СОЛДАТ. Ой! Какая же свадьба без благословения родительского?

МАТЬ (входит с караваем, кланяется всем).  Совет да любовь вам, дети мои!

 

Григорий въезжает на самоходном драндулете, украшенном лентами и цветами. Солдат Андрей и Царевна Софья садятся на драндулет, катаются, смеются. Царь пробует каравай, морщится.

 

МАТЬ. Чего ты, царь батюшка, сморщился?

ЦАРЬ. Горько!

ВОЕВОДА. Ась?

ГРИГОРИЙ (дарит ему громкослух и кричит Воеводе в ухо). Горько!

ВОЕВОДА. Горько?

ВСЕ. Горько!

 

Молодые целуются.

КОНЕЦ.

Назад